Севгиль Мусаева: Бизнес-модель Hubs – это стульчик на десяти ножках

Hubs – это новый проект журналистки Севгиль Мусаевой и ее коллег по Forbes, уволившихся из издания после продажи «Украинского медиа холдинга» Сергею Курченко. До Hubs и Forbes Севгиль Мусаева работала журналистом во «Власти денег» и «Деле». Теперь она главный редактор, хотя как шутит сама Севгиль: «Единственный мой редакторский опыт до Hubs – студенческая газета “Справа”».



Севгиль Мусаева: Бизнес-модель Hubs – это стульчик на десяти ножках

Hubs стартовал 25 февраля 2014 года и изначально предполагалось, что это будет деловой сайт о бизнес-стартапах. Как изменился формат издания в связи с обострением общественно-политической ситуации в стране и насколько легко выполнять взятые на себя обязательства в таких условиях, «Редакторский портал» расспрашивал Севгиль Мусаеву.

Севгиль, ты была журналистом, а сейчас – не просто главред, но и руководитель проекта. Что изменилось в твоей жизни?

- Для меня запуск Hubs – серьезный челлендж: получится или нет. Я и руководитель организации, и главный редактор, я же решаю вопросы по информационному партнерству, рекламе; в офисе интернет пропал – тоже я выясняю. У нас очень маленькая редакция. Так что все нормально, хотя и непривычно.

Проблема не в этом: просто за последние месяцы накопилась безумная усталость от событий в стране. Я очень тяжело пережила аннексию Крыма. И это был реально разрыв: вот ресурс, который надо делать, а меня разрывает от боли. Мне хотелось все бросить и уехать в Крым, помогать военным. А проект только-только стартовал, 25 февраля… И пришлось параллельно заниматься и Hubs, и проектом КрымSOS, и многими другими общественными делами…

По сути, это был выбор между проектом и родиной?

- По сути, да. Но ведь тогда еще было непонятно, что именно лежит на весах. Мы сразу стали отрабатывать тему Крыма – у нас было много людей на местах, мы давали стримы, координировались с КрымSOS. Когда такие вещи происходят с твоей землей, у тебя меняются ценности. Мои родители строили свой дом 23 года – дом, о котором они мечтали. В итоге этот дом стал обузой, потому что они не могут его продать и уехать. А у меня были похожие ощущения, связанные с Hubs: я так мечтала запуститься, а тут проект стал якорем, который не отпускал.

Мы запускались всю революцию, что было нелегко, потому что ничем, кроме гражданской активности заниматься не хотелось: ситуация в стране и сайт о стартапах конкурировали за наши силы и внимание. Стартовали мы текстом «Последний день ВЕТЭК», что для меня было знаковым – я ведь ушла из Forbes из-за продажи «Украинского медиахолдинга» Сергею Курченко, а первый текст на нашем новом ресурсе – о его же компании.

Изменились ли твои представления о том, каким должен быть Hubs, под влиянием событий в стране? Таким ли ты его себе представляла?

- Не совсем. Это должен был быть ресурс не о политике, не об аннексии, не об АТО. Сугубо об экономике и стартапах. Свою аудиторию мы видели как людей, которые хотят начать свое дело. Пусть сегодня это офисный работник, но он ищет, как уйти в свободное плавание. Мы делали ресурс для тех, кто хочет работать на себя, а не на дядю. Ресурс о надежде.

И вот мы стартуем 25 февраля с такими текстами: Межигорье, ВЕТЭК и… история открытия свадебного агентства. Первые две темы почитали, свадебное агентство – нет. Причем обидно: и текст хороший, и кейс удачный, а людям не до него. Я в какой-то момент даже поставила бан на раздел «Стартеры», потому что это расходилось с общественным интересом. Помню, кто-то меня упрекал, мол, запускали ресурс для стартаперов, а пишете об аннексии. Но я считаю, что это был хоть и вынужденный шаг, но правильный.

К концу марта я заметила, что аудитория устала от тревожных новостей: резко стали набирать аудиторию тексты с положительным финалом. И тогда я поняла, что пора возвращаться в свою нишу. Теперь мы каждый день стараемся публиковать историю стартапа. И как по мне, это очень важно – развивать свое дело, несмотря на войну. Потому что подъем страны, по моему глубокому убеждению, начнется с развития малого и среднего бизнеса. С тех стартов, о которых мы пишем, и которым, по сути, являемся и мы сами.

Мы и сейчас даем новости об АТО. Потому что если нам звонят и сообщают, например, об эвакуации детей из Славянска, то я считаю, что для нас важно оправдать доверие людей, которые к нам обращаются и просят помочь. Бывает, звонят ребята-активисты из зоны АТО и просят – вот новость, важная, сделайте, поставьте. Тогда я принимаю редакторское решение: помогать, несмотря на формат издания.

Кстати, изменилось не только читательское восприятие тем, но и текстовых форматов. Наш любимый привычный формат расширенной деловой новости сейчас почти не востребован. Я бы сказала так: читают по привычке. Зато повысился интерес к колонкам. Людям интересны интерпретации.

Если бы ты не делала Hubs, что бы ты читала на этом ресурсе?

- «Банки» и «Промышленность», ну и, конечно, «Стартеры». Логика проста: «Банки» ведет Леся Войтицкая, один из сильнейших банковских журналистов, «Промышленность» – Андрей Самофалов, а «Стартеры» – наша фишка.

«Стартеры» – раздел, который меня очень вдохновляет. Во-первых, туда лучше всего продается реклама. Во-вторых, мы получаем очень хороший фидбек. Например, мы написали одну историю. Не могу сказать, что ее прочитало уж очень много людей, и поначалу я даже расстроилась из-за маленькой посещаемости. Но после публикации с героиней истории связался инвестиционный фонд, который заинтересовался проектом и решил проинвестировать в его развитие. Замечу: речь идет не просто о расширении бизнеса, а об открытии офиса в другой стране.

Ты успеваешь писать?

- Нет. Вначале проекта я еще пыталась писать дважды в неделю. А сейчас совсем нет времени. Но у меня нет ощущения, что я навсегда рассталась с репортерством. Я, может, наивно, но считаю, что мне удастся найти баланс между редакторской деятельностью и журналистской.

Осенью ты говорила о том, что рассчитываешь, что проект окупится в два года. Но тогда не было понятно, что для медиа и рекламы наступят аж настолько тяжелые времена. Вы уже корректируете свои планы?

- Корректив пока нет, хотя ситуация по рекламе далеко не радужная и совсем не такая, как мы рассчитывали. Но мы стараемся. Главное – не полагаться только на традиционную баннерную рекламу. Сейчас у нас лучше всего монетизируются ивенты – конференции, ярмарки. Раз так – значит, делаем. Или, например, нам предложили делать футболки Hubs – ок. Будем пробовать выпускать и другие вдохновляющие вещи и так зарабатывать. Мой друг и коллега Саша Акименко о своем сайте «Платформа» сказал, что в плане монетизации это стульчик на шести ножках. Так вот о Hubs я скажу, что мы, наверное, стульчик на десяти ножках – мы пытаемся зарабатывать везде, где только можем. Такая модель сейчас, наверное, должна быть у всех СМИ.

Как раскручивали ресурс, как собираетесь развиваться?

- Пока раскручиваемся только благодаря Фейсбуку. Мы не покупали ни баннерную рекламу, ни дополнительный трафик с ukr.net.

В сентябре планируем запустить раздел «Спецпроекты» и попробовать делать лонгриды. Хотя у меня нет уверенности в том, что лонгриды – это то, что поможет развивать проект именно сейчас. По моему ощущению, пришло время быстрой журналистики: одна маленькая новость может сделать половину суточного трафика, а большой качественный текст набрать 400 просмотров, потому что он не актуален. Но при этом эти 400 – наша аудитория, целевая из целевых. Поэтому очень сложно балансировать между качественным ростом и количественным – всегда есть соблазн поставить новость об АТО и подрасти.

Кстати, мы одни из немногих СМИ, которые отслеживают то, что делают люди, приближенные к прошлой власти. Вот мы написали об Эдуарде Ставицком и о том, что его компания «Урга» захватывает украинское небо. А просмотров мало. Аудитории неинтересно. Саша Янукович продолжает зарабатывать на копанках. Тоже неинтересно. Хотя для меня это странно: война же идет не только на Востоке и не только в окопах. Вот эти копанки, развитие авиации, блокирование реформ – смысл войны, в которой страдаем все мы. И в этом отношении низкая посещаемость важных текстов – очень грустный индикатор.

Сейчас украинскую журналистику часто упрекают в поверхностности, в той самой быстроте, о которой ты говоришь… Мол, все мы ударились в быстрые жанры – новости, репортажи, а ответы на важные вопросы общество не получает…

- А я не уверена, что общество готово получать эти ответы. Потому как, по моим наблюдениям, аудиторию больше интересуют даже не новости, а заголовки и всякие странные псевдоинтеллектуальные построения: типа, а что будет, если Путин умрет. Мракобесие и размышлизмы набирают какие-то неистовые рейтинги.

Но я и не говорю, что проблема только в читателях. Мне очень грустно наблюдать, как наша журналистика становится ура-патриотической. У нас нет опыта военной журналистики, большинство из нас никогда не работало в горячих точках. Я очень болезненно воспринимаю упреки во вранье, потому что знаю, что во многих случаях это не вранье, а ошибки, которые допускаются из-за нехватки опыта и безумной усталости. Я не оправдываюсь, но мы же все еще пару месяцев назад даже не знали, чем отличается БМП от БТРа.

Возвращаясь из зоны АТО, многие коллеги говорят о том, что о каких-то вещах они сознательно не пишут, включают самоцензуру. Как ты к этому относишься и есть ли цензура в Hubs?

- С пониманием. Если текст может навредить безопасности страны – включи голову. Я как редактор с большой осторожностью отношусь ко всем новостям, связанным с армией. Я плохо ориентируюсь в военной теме, в редакции нет таких специалистов, и я боюсь быть втянутой в какие-то подковерные игры или навредить. Например, я не понимаю, насколько этично сейчас писать о дезертирстве… Не понимаю, поэтому не пишу. Но я не уверена, правильно ли поступаю... Пока мое решение таково.

Наш коллектив – это в основном выходцы из Forbes, и я часто говорю коллегам «включайте в себе внутреннего Федорина». Владимир Федорин был нашим главредом в Forbes. Иногда мне кажется, что я делаю вещи, за которые Федорин бы надавал по рукам. Например, мы сейчас очень часто пишем о чем-то, не называя источник: «по словам источника» или «как заявил предприниматель из Луганска». Это нехорошо для журналистики, но сейчас война. И с одной стороны, мы должны писать о тех или иных явлениях, но с другой – нам необходимо заботиться о безопасности людей, которые сообщают нам информацию. А сейчас такая ситуация, что назвать фамилию «предпринимателя из Луганска» означает серьезно подставить его и его близких. Такие действия могут стоить человеку жизни. «По словам источника» – это тоже то, что сегодня главный редактор берет на свою душу. Потому что только твоя репутация гарантирует честность подачи. Но на самом же деле все эти «по словам источника» и военные фото героев со спины – большая профессиональная опасность и благодатнейшая почва для манипуляций, для появления и у нас «распятых мальчиков». Так что главное помнить, что отступление от профессиональных стандартов под давлением ситуации – ни в коем случае не должно остаться нормой потом. После войны.

Редакторский портал

Комментарии
Войдите через социальную сеть
«В Генеральной прокуратуре Украины официально заявили, что пропавший из-под домашнего ареста бывший ректор Налоговой академии Петр Мельник находится в США, в штате Калифорния.»
«В Генеральной прокуратуре Украины официально заявили, что пропавший из-под домашнего ареста бывший ректор Налоговой академии Петр Мельник находится в США, в штате Калифорния.»
«В Генеральной прокуратуре Украины официально заявили, что пропавший из-под домашнего ареста бывший ректор Налоговой академии Петр Мельник находится в США, в штате Калифорния.»
«В Генеральной прокуратуре Украины официально заявили, что пропавший из-под домашнего ареста бывший ректор Налоговой академии Петр Мельник находится в США, в штате Калифорния.»
«В Генеральной прокуратуре Украины официально заявили, что пропавший из-под домашнего ареста бывший ректор Налоговой академии Петр Мельник находится в США, в штате Калифорния.»
 
«Не покладайтеся на власну «редакторську інтуїцію». Ви маєте справу з інформаційними технологіями - і тут керують алгоритми!»
Віталій Гордуз, керівник інтернет підрозділу УМХ
Цифрова реклама у регіональних ЗМІ: як її нарощувати?